alexey a.s. (stpneuma) wrote,
alexey a.s.
stpneuma

Метель

Алексей и Вова были трудниками монастыря N-ской епархий, которую возглавляла уже известная читателю Гликерия Александровна.
Эти два человека, одному только исполнилось 42 года, другому было чуть за 60, страдали тяжким недугом алкоголизма и не оставляли его даже в монастыре. Пили они много и ежедневно, местную самогонку стоимостью 70 рублей за поллитру, которая продавалась круглосуточно через два квартала - в общем семь минут пешком. Жили они вдвоем в одной келье, куда никто старался без повода не заходить. Потому что запах, вонь и прочие атрибуты помещения, где живут два конченных алкаша, ни для кого не являлись заманчивыми. Только один Алексеич заходил к ним почти каждый день, а то и несколько раз на дню. Алексеич, безумный прапорщик, как его называли кстати муж Гликерии Александровны, да еще и эконом монастыря и епархии. Да, да, мирской абсолютно, действительно бывший прапорщик, причем явно с признаками беснования (о них позже), является экономом монастыря и епархии, а его жена, как она сама себя рекомендовала по телефону звонящим впервые - директор монастыря. А заходил он к ним для того, чтобы призвать на трудовые подвиги. Ибо несмотря на каждодневное систематическое пьянство - эти два брата работали. Вова был профессиональный строитель и, несмотря на проблемы с пьянством и здоровьем, делал много нужных полезных вещей, а Алексей был его подсобник. Вместе они составляли гармоничный дуэт и, наверное именно потому Алексеич их не выгонял. Да, он принимал решение кого выгнать, кого принять, кого оставить в монастыре. Наместник и благочинный никакого права голоса не имели, а владыка всецело доверял Алексеичу, в том числе и кадровые вопросы. А вот именно на работе этого слаженного дуэта экономились деньги. Монастырь активно строился и некоторые вопросы Алексей с Вовой закрывали. Залить лестницу, выложить кладкой клумбы и всё в этом роде. Работали они медленно, при них всегда была дежурная бутылочка, попиваемая в течение дня и Алексеич на эту слабость закрывал глаза. Еще был момент, что даже в состоянии совершенно непотребном никто из них никогда не буянил. Были они тихи и кротки, ну а у каждого свои слабости. Ремиссия наступала у них ежемесячно на несколько дней, когда заканчивались деньги Вовиной пенсии и Алексея пособия, получаемого за что-то там, подробностей не знаю. В это момент у братьев наступала пора жестокой депрессии и уныния, которая в определенный день снималась до следующего окончания денег. Так вот и жили. Конечно, наместник очень хотел от них избавиться, но бороться с влиянием Алексеича он, разумеется, не мог.
...
Дьякон Сергий в очередной раз поругался с владыкой. Причем разговор уже дошел со стороны дьякона Сергия до того, что он уже владыке начал чем-то угрожать.
Владыка, оставим его духовность, делал всё, что мог. Он говорил:
- Отец Сергий, иди к себе в келью, а вот завтра послужи и причастись...
Кстати друзья! Нет и никогда не будет для священнослужителя меры прийти в себя и успокоиться, кроме как послужить, то есть исполнить свое предназначение.
Но отец Сергий хотел огня... Он хотел получить отпускную грамоту.
Он ворвался в кабинет владыки, пал на колени и взмолил: "Владыко святый!, Христом Богм молю - отпусти. Не могу я тут служить, совершил ошибку, благослови с миром пойду найду епархию и тихий маленький монастырек. Не моё здесь быть и служить".
Владыка спокойно парировал: "отец Сергий - я тебя держать насильно не могу, но если ты уйдешь - предупреждаю, сразу отправлю в запрет.".
И нет и не будет управы на преосвященного. И отчасти я даже объективно скажу, что возможно это и правильно. Об этом потом напишу свои суждения. Но в данном случае епископ действительно владыка над своим клиром и ничто не запретит ему исполнить сказанное.
И пошел отец Сергий в глубочайшем унынии к себе в келью.
Тут на полпути он остановился, две секунды постоял... и пошел быстрым шагом в корпус трудников.
В келью постучались: "Господи, помилуй мя грешного". Вова и Алексей как раз пребывали в состоянии вышеупомянутой кратковременной ремиссии. По этому случаю келья даже была убрана: помыты полы и посуда, хорошо проветрена. Был вечер. Оба брата валялись на своих кроватях, на тумбочке нудно гундосил телевизор: то ли Камеди-Клаб то ли что-то подобное.
Кто-то из них промолвил: "Аминь".
Вошел отец Сергий.
- Братья, помогай Вам Бог, - и без лишних предисловий, как в знаменитом фильме, бессмертной фразой предложил: - А не хряпнуть ли нам по рюмашке?
Оба брата синхронно дернулись, в глазах мелькнула на мгновение искра, но тут же потухла.
- И рады бы, отец Сергий, да нет ничего...
- Ну давайте купим...
- Денег нет;
- У меня есть;
- Ну... отец Сергий, это наверное неправильно, - ведь надо же было как-то хоть для видимости дать отпор клирику монастыря на предложение бухать.
- Братья, - уже просительным тоном стал умолять Сергий, - у меня настроение поганейшее, на душе такая метель лютая, с владыкой сейчас поругался, выпить охота донельзя. Я б сам сходил, да вот не могу в подряснике. Сходите кто-нить. Леха, сходи, а? На пивасик еще добавлю! - как подкрепляющий аргумент добавил отец Сергий.
Леша еще поломался до приличия. В конце концов встал, оделся и сказал:
- Ладно, только для тебя...
- Вот Спаси Господи тебя. Налика у меня нет, вот карта, запомни пин: 9376, запомнил. Банкомат знаешь где Сбербанка?
- Ну да, там немного дальше на площади.
- Ага, ну и вот, сними 700 рублей. Купи литр самогону ну и пожрать закусить чего-нибудь.
- 9376!? - повторил Леха как бы для верификации;
- Ага!
- Хорошо, я пошел.
- Ждем.
...
Отец Сергий сидел в говнище пьяный в келии Вовы и Лехи и то жаловался на владыку, то рассказывал какие-то пошлые анекдоты и байки... Застолье было в разгаре. Недавно было схожено еще за литром, и ночь не обещала быть томной еще долго.

В разгар какой-то очередной байки с эротическим уклоном, рассказываемой дьяконом Сергием, на всплеск смеха от слушающий Вовы и Алексея, в келью без стука вошел наместник монастыря иеромонах Мелетий.
Разговоры и смех стихли.
Молча оценив ситуацию, отец Мелетий подошел к Алексею и дал ему хороший подзатыльник. И немного гневно сказал:
- Мало того, что сами пьянствуете, так вы еще и спаиваете отца Сергия! Совсем уже оборзели???
Вова с Алексеем, мгновенно протрезвев, переглянулись. Они спаивали отца Сергия. Но ничего не сказав, склонили голову и ответили: "Прости, отец".
...
Вова умер в 2014 году от остановки сердца. Отпевал его лично владыка.
Лешу таки выгнали из монастыря, так так без Вовы он стал не нужен. Иногда заходит на службы. Живет в том же городе, где и монастырь. Перебивается одноразовыми работами и на что живет совершенно непонятно.

Метель в душе отца Сергия все лютовала и лютовала.

Друзья, на работе выматываюсь. Пишу с первого раза. Вычитывать и редактировать нет сил. Предложения и замечания пишите - буду по мере сил исправлять. Спаси Господи.
Tags: #автобиография, #алкоголизм, #владыка, #дьякон, #епархия, #конфликт, #монастырь, #пьянство, #самогон, #спаивать
Subscribe
promo stpneuma may 6, 16:32 8
Buy for 10 tokens
Депрессия и уныние, переходящие иногда во внутреннюю агонию души. Абсолютная безнадега. Если кто бы меня спросил: "какие у тебя планы в жизни, чего хочешь достичь?", я бы скорее всего не дал бы ответа. Потому что его нет. Я не знаю, чего хочу от жизни. Совершенно понятно мне, что аз есмь источник…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments