alexey a.s. (stpneuma) wrote,
alexey a.s.
stpneuma

Экскурсия

beta-edition

Автобус-лайнер с паломниками мягко остановился у ворот монастыря, в течение трех минут высадил всех своих пассажиров и, мягко тронувшись, уехал куда-то на стоянку. Паломников было человек двадцать пять, из них один мужчина. Почти все дамы были возраста около бальзаковского. Лишь несколько было исключений. Одной, с довольно красивым лицом и фигурой, было на вид очень ухоженных около тридцати пяти. Экскурсовод было также лет под сорок, худощавая, и по ее виду было видно, что она не гнушается и веселых компаний и вниманием мужчин не обделена.

Одеты почти все представительницы прекрасного пола были классически: длинные юбки, платочки или косынки, простая обувь без каблуков, минимум косметики. И лишь две из них выделялись, как я люблю называть таких "протестантки". Они были одеты в обтягивающие джинсы, майки с короткими рукавами, без платков с крашенными (одна в рыжий, другая шатенка) волосами. Глаза и ресницы обильно затушированы, ярко-красные губы и тонны пудры. Даже для молодых девушек, при посещений подобных мест, такой прикид был перебор. А тут одного беглого взгляда было достаточно, что гонку с юностью и молодостью эти две нимфы безнадежно проиграли, оттого смотрелись еще более комично.

...

Итак, группа, под непрерывную трескотню экскурсовода, вошла в монастырь и по аллейке добралась до небольшой площади. С одной стороны находился основной собор Святого Духа, с другой архиерейский дом, в котором на первом этаже располагались канцелярия, бухгалтерия, секретарь владыки и кабинет последнего. На втором этаже были непосредственно покои архиерея, состоящие из шести комнат: кабинет, зал для совещаний, трапезная, библиотека, спальня и диванная. Но несмотря на то, что они были всегда в полной готовности для приема, этаж пустовал, так как владыка жил в коттедже за городом, километрах в двадцати от монастыря.

Посреде площадки монастырской находился колодец-источник с декоративной крышей и небольшой оградкой. Группа остановилась возле источника и, каждый разглядывал по сторонам, в пол-уха слушая экскурсовода.

- ...мы можем видеть как органично и слаженно смотриться этот архитектурный ансамбль... - нудно и заученно стрекотала экскурсовод, как ее речь стала заглушать другая, состоящая сплошь из мата:
- Б...и! Пи....ы! Уе...ы! - слышались слова откуда-то из деревьев вдоль аллеи, за которыми находился братский корпус монастыря.

Голос все усиливался и вскоре показался и его производитель. Это был человек, лет сорока двух. Из одежды на нем было: по одним сведениям только тапки, по другим чресла были обмотаны полотенцем, по третьим он и вовсе был в трусах. Но все три версии сходятся в одном: в руке у человека был тетрапакет с жутким пойлом "изабелла", продающимся в супермаркете по цене около ста рублей за лиьровую коробку. Градусов алкоголя у этого напитка было в районе десяти, но "башню" хозяину коробки, как мы можем убедиться, снесло уже хорошо.

Этот человек, в костюме близком в Адамову, подошел к группе людей, каждый в которой уже весь взор устремил на него. Экскурсовод тоже замолчала, ввиду нештатности ситуации. Человек отхлебнул с угла коробки большой глоток, улыбнулся, и пьяными глазами обводя экскурсию, заплетаясь языком начал:

- Зд...зд..здр-равствуйте, - сделал отрыжку, - ой, а что это у вас тут, экскурсия? Так пойдемте я вам покажу. Что тут она вам покажет, гм - он икнул в сторону экскурсовода, - я вам с-сам тут все покажу... Я тут уже пять лет живу, гм, и все и всех знаю.

Тут по аллее из дома наместника, который был смежно расположен с комнатой дежурного по монастырю, то есть практически на входе, быстрыми шагами в сторону площади шел сам и.о. наместника иеромонах Мелетий, мужчина с обрюгзшим лицом лет шестидесяти. Он двигался, одной рукой приложив к уху телефон. На том конце ответили, когда отец Мелетий не дошел до группы экскурсантов метров десять. Собеседником наместника был благочинный:

- Да отец Георгий, ты где? Все бросай, беги сюда, к храму. Да, Трофим тут чудит... Да! Вообще никакой! Давай быстрей! Ага! Жду.

Отец Мелетий подошел к запрещенному в служении иеродьякону Трофиму, которым и был тот самый пьяный голый человек, предлагавший свои услуги экскурсовода. Отец Трофим обернулся, увидел отца Мелетия и закричал:

- Мелетий, ты пи...ас!!!, - отхлебнул с коробки большой глоток и стал перечислять все черное духовенство монастыря, с панибратскими именами, исключив из списка лишь архиерея, - и Жора пи...ас! И Саша пи...ас!

Как ни странно, несмотря на то, что в штате монастыря числились и трое "белых" батюшек, запрещенный иеродьякон не упомянул ни одного. Что, в общем-то обьяснимо.

Потом он обобщил уже в ярости переходя на нервно-истерический, как будто на последнем издыхании вопль с хрипотой:

- И ВООБЩЕ ВЫ ВСЕ ПИДОРАСЫ! КАК Я ВАС НЕНАВИЖУ УРОДЫ! СУКИ! БЛЯДИ!!! НЕНАВИЖУ ВАС ВСЕХ!!!

- Отец Трофим, иди домой, - спокойно сказал отец Мелетий пытаясь приобнять рукой за плечи иеродьякона и напрвить его в сторону братского корпуса, где находилась его келлия.

- Да пошел ты на хуй, - вынырнул из его руки отец Трофим, приложил коробку к губам, задрал голову с ней, допил остатки жидкости, с размаху зашвырнул пустую коробку на траву, и повторил уже плаксиво и не громко: - как я вас ненавижу!!!

Его глаза уже были полны слез, но продолжали течь ручьем. Отец Трофим повернулся и пошел в сторону братского корпуса сам, без посторонней помощи.

Группа в это все время соблюдала гробовое молчание, находясь в состоянии шока вперемешку с любопытством. Многие из паломников имели за плечами немалый опыт и видали монастыри, но потом признавались, что такое видят впервые.

Менее всего удивлены были и даже как-то веселы от произошедшего именно те две дамы "протестантки":
- Ну и ну! Ай да монастырь! Ай да молодец! - последнее восхищение адресовалось иеродьякону Трофиму.

- Простите, он у нас не в себе... - только и сказал в оправдание отец Мелетий изумленной группе и, развернувшись, пошел в сторону своих покоев, на ходу нажимая кнлпки телефона и приложив последний к уху:

- Отец Георгий отбой! Да! Домой! Ага! Нет, сам пошел. Экскурсия тут, напугал всех. Да,увидимся вечером, поговорим. Да, пока, - нажал отбой, подошел к своей двери и, открыв ее, скрылся за нею.

Экскурсовод что-то мямлила, не зная что и говорить. В конце концов решила:
- Пойдемте в храм друзья, там и продолжим наш осмотр..., - разрядив таким образом обстановку и сама взяла паузу собраться с мыслями.

А что же произошло в обители с отцом Трофимом и всем его духовенством, вылившись, как следствие в такой эпизод.

Об этом и многом другом в рассказах впереди.
Tags: боль, горе, дьякон, запрет, ненависть, пьянство, страдание, трофим, экскурсия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Кома. После выписки

    Вступление Игоря выписали через полтора месяца. Несмотря на то, что питание в клинике было отменное и шестиразовое, он был весьма исхудавший, а…

  • Кома. Вступление

    Поезд приближался к Москве. Игорь за три часа позвонил мне и сообщил, что прибывают они по расписанию, в два сорок ночи. Я ему ответил, что с…

  • Радостные мелочи жизни

    Друзья! Дьяконское служение проходит успешно и плодотворно. Несмотря на то, что практически все пришлось изучать заново, особенно священнодействия в…

promo stpneuma november 28, 09:25 5
Buy for 10 tokens
- А представляешь, жену такую иметь... - философски протянул я рядом стоящему Жене. - Ты тогда пить бросишь сразу и навсегда! И вся твоя жизнь пойдет по уставу, - сквозь слезы смеха парировал Евгений. - Зато с ней на улицу выйти не страшно. Будешь как за каменной стеной... ... Бык отцепился и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments