alexey a.s. (stpneuma) wrote,
alexey a.s.
stpneuma

Как будто ничего не было

Монах Флор сбежал из монастыря. С игуменом у него были очень натянутые отношения, хотя внешне всё выглядело довольно пристойно. Субординация соблюдалась, но неприязнью взаимной веяло за версту.

А начиналось все довольно типично для будущего монаха. Владимир был счастливым семьянином. Работал регентом в храме небольшого городка на Дальнем востоке, где супруги проживали. Его второй брак оказался намного удачнее первого. С женой Ларисой жили душа в душу. У нее был ребенок от первого брака, дочка Владимира жила с первой женой. Только вот одно обстоятельство расстраивало немного мужа и жену. Не было у них детей за пять лет брака, хотя очень им хотелось иметь общего ребенка.

У Ларисы периодически случались сильнейшие головные боли и врачи диагностировали какую-то тяжелую болезнь, связанную с кровообращением в мозгу. И однажды у нее случился приступ кровоизлияния. Вачи вовремя не успели, или просто настал ее Час - Лариса мирно отошла ко Господу.

Не стоит, вероятно, описывать то горе и отчаяние, в которые погрузился бедный раб Божий Владимир. Последней каплей было сообщение от сына Ларисы, что мама была беременна, но хотела в самое ближайшее время сделать мужу сюрприз. У него как раз на днях должен быть день рождения, а она знала, что известие о будущем ребенке будет лучшим подарком. Оставив ребенка жены на попечение ее родителям, Владимир две недели попил водку, потом в какой-то миг просвета сознания подпоясался, взял небольшой кулек с едой, и пешком, глубокой осенью, пошел в монастырь. Четыреста километров он прошел, даже не пытаясь остановить попутки, и почти не притронувшись к еде. Сколько времени заняло это путешествие, автору точно не известно.

Отец наместник принял его с большим участием и сочувствием. Он сделал для него все, что было в его силах. Некоторое время Владимиру дали прийти в себя. Он регулярно исповедовался, причащался, на послушания ходил по мере сил, и никто его особо не трогал. Довольно скоро ему стало существенно лучше, и он был назначен регентом монастыря, и также дано послушание на молочке. Делать сыр, сметану, масло, творог и прочие производные молока.

Через полтора года был совершен монашеский постриг послушника Владимира, который умер для мира, и на свет появился монах Флор.

Однако со временем, в отношения Флора и игумена стал вмешиваться лукавый. Он стал так атаковать монаха, настраивать против наместника, что порой Флор в особо острые моменты чуть ли не с кулаками набрасывался на него. Потом, конечно, были извинения, покаяние, но тем не менее, бес его не отпускал ни на момент. К великой чести игумена надо сказать, что он совершенно спокойно относился к таким искушениям. Более того, он даже говорил, что если бес регулярно нашептывает насельнику против наместника, значит, духовная жизнь идет правильно.

Периодически монах стал жаловаться на боли в сердце. Несколько раз я даже присутствовал, когда он хватался за сердце, и лицо его искажалось от боли. Мне трудно сказать, «косил» он или нет, но был факт. Врачи не обнаружили абсолютно никаких отклонений по части сердца. Здоров как юноша, а вот нервы ему лечить надо, диагностировали они. Отец наместник, в светском образовании врач, поверил своим коллегам и это, разумеется, не прибавило теплоты в его отношениях с монахом. А тот продолжал настойчиво жаловаться на сердце и просил отправить его в город Хабаровск, где у него, по его словам, есть знакомый батюшка, у которого, в свою очередь, есть очень хороший кардиолог, готовый безвозмездно произвести обследование.

Долго отец Василий не хотел отпускать монаха Флора но, наконец, уступил, когда тот вновь во время службы исказил лицо, схватился за сердце и сел на лавочку, оставив регентство. Итак, решено было благословить монаху съездить обследоваться, и через две недели вернуться в монастырь. Я провожал отца Флора, когда тот садился в монастырский УАЗик, который отвезет его до железнодорожной станции. Вместе со мной было еще несколько братьев. И все мы потом делились общим ощущением, которое было у каждого и витало в воздухе. Мы больше Флора не увидим. Он не вернется.

Монах Флор не вернулся. Через три недели меня назначили новым регентом монастыря.

Отец Василий не сказать, чтобы сильно расстроился. «Жалко мне его», - только и резюмировал он, когда стало окончательно ясно, что монах не вернется.

Прошел месяц. Отец наместник находился в Сергиевом Посаде и повидался со старцем Наумом. Был разговор и про отца Флора. Старче категорически благословил своему чаду непременно найти, где обитает беглый монах, и всеми способами вернуть его в монастырь. Святое послушание было у игумена. Хотя мне легко представить, какую внутреннюю борьбу он имел внутри. Это было вовсе не в его стиле уговаривать кого-то вернуться. Тем более того, к кому не испытывал особой приязни. Он позвонил отцу благочинному и благословил ехать встречать его в Хабаровске, куда он вылетает завтрашним рейсом. Отец Пимен, посадив за руль завгара Сергия, поехал в город на Амуре, и благополучно встретил отца наместника. За это время удалось узнать, где обитает сбежавший насельник. Это была квартира того самого его знакомого батюшки, протоиерея Виталия, который должен был организовать монаху обследование. Отец Василий предварительно позвонил хозяину дома и договорился о том, что в течение часа он приедет.

Тройка подъехала к дому, поднялась на нужный этаж. Отец Василий позвонил в дверь. Открыл сам протоирей Виталий.
- Здравствуйте! Извините за беспокойство, - приветствовал отец наместник.
Священники поздоровались положенным чином.
- А можно увидеть отца Флора? – перешел к делу отец игумен.
- Да. Сейчас скажу ему, что вы пришли.
Из комнаты вышел отец Флор. Он был изрядно навеселе. Где-то в глубине квартиры промелькнуло молодое женское тело в юбке и одном лифе, без кофты. По-видимому, дочка хозяина.
Отец Василий немного помолчал, и обратился к монаху.
- Так. Давай все забудем. Как будто ничего не было. Просто сейчас садимся в машину и едем в монастырь. Ничего не будет, ничего не было. Просто поехали. Прямо сейчас.
Отец Флор пьяными глазами смотрел в глаза игумену. Лицо его выражало страдание.
- Да пошел ты..., - довольно зло ответил он.

Переговоры продлились несколько минут. Пытался что-то внушить монаху и отец Пимен. Все тщетно. Флор категорически отказался ехать в монастырь.
...
Через неделю мы с игуменом ехали в плацкартном вагоне из города в монастырь. Я был на установочных лекциях, отец по своим делам. И вот так он мне вкратце и поведал это историю.
- И что? - рассуждал он, подводя итоги, - он пьет, там девки какие-то полуголые шляются. Так и до блуда недалеко. Жалко мне его...
- Отче, а если Флор вернется, примите его обратно, - спросил я.
Игумен улыбнулся, подумал и ответил:
- Ну, покаяние еще никто не отменял...

Монах Флор был первым монахом постриженником отца Василия, сбежавшим из монастыря. И, на сегодняшний день, единственным.
Tags: благословение, игумен, монастырь, покаяние, старец, уход
Subscribe
promo stpneuma ноябрь 28, 09:25 5
Buy for 10 tokens
- А представляешь, жену такую иметь... - философски протянул я рядом стоящему Жене. - Ты тогда пить бросишь сразу и навсегда! И вся твоя жизнь пойдет по уставу, - сквозь слезы смеха парировал Евгений. - Зато с ней на улицу выйти не страшно. Будешь как за каменной стеной... ... Бык отцепился и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments