alexey a.s. (stpneuma) wrote,
alexey a.s.
stpneuma

  • Music:

Кофе и шоколад

Что мне лично очень помогло быть в послушании игумену, так это опыт работы на руководящей должности. Два года возглавлял ваш покорный слуга отдел программного обеспечения, и они насытили меня мнимым осознанием власти, к которой, как я выяснил, особой страсти у меня нет. Поэтому быть в подчинении и исполнять точно так, как говорят, без своеволия, было совершенно спокойно как внешне, так и внутренне. Скажу больше, без лишней скромности. Отец наместник, видя это своими духовными очами, зачастую давал мне задания такие, чтобы я сам проявил смекалку и придумал, как решить ту или иную поставленную задачу. Хотя некоторым он буквально по пунктам рассказывал алгоритм действий. Тем, кто уж очень любил свою волю. Об этом как-нибудь напишу отдельный пост. Конечно, случались небольшие всплески самочиния, но исключительно оттого, что хотелось вкусить запретного плода.

Послал мне как-то Бог банку хорошего кофе и большую, огромную шоколадку с орехами.

Напомню благочестивому читателю один немаловажный пункт устава монастыря: трапеза вне трапезы запрещена! Теоретически, даже повар с помощником не имеют права перекусывать и пить чай между приемами пищи. Отец наместник был благоразумный человек, и он понимал, что это пресечь невозможно, но тем не менее – теоретически, повторюсь, это было запрещено.

Чай, однако, пили почти все. Даже монахи. Молочник в молочке, скотники в своей раздевалке, швей в своей швейке, столяр в столярке, кочегар в кочегарке и так далее. Что греха таить – и в келье у себя я пил чай, готовя кипяток на подпольном кипятильнике. Иногда, потеряв страх, я даже пил кофе, аромат от которого распространялся на моей части корпуса. Но все эти чаепития были исключительно на страх и риск нарушителя. Исключение составлял дежурный по монастырю – ему на ночь выдавалось пять пакетиков чая, кулек сахара и каких-нибудь бубликов и сушек. Зачастую повар ему собирал термозок с остатками ужина. Для остальных питание только на трапезе.

Пошел я со своими Божьими дарами к молочнику Дмитрию в молочку, прихватив с собой одного брата Виталия, с которым у нас были теплые товарищеские отношения. Мы пришли в молочку, закрылись на крючок, а Дмитрий поставил чайник, чтобы изготовить кипятка для кофе. Пока все делалось, мы негромко о чем-то беседовали. Заварив по чашке кофе каждому, я разломал шоколадку на три части и, две из них, отдал братьям во Христе.

На скотном дворе в это время послушался послушник Сергий, хорошо известный моим постоянным читателям. Он, учуяв запах кофе, стал стучаться в молочку. Мы открыли. Он, трясясь то ли от зависти, то ли от негодования, стал нам читать нотации:
- Братья, вы знаете, что по уставу запрещено пить кофе… - начал было он.
- Пошел на хуй отсюда!, - хором ответили мы все, не дав ему договорить. Да простит меня читатель за мат, но я вынужден это написать, иначе сказание потеряет правдоподобность.
- Простите, - пролепетал Сергий трясущимися губами и выбежал из коровника. Молочка находилась в помещении коровника. В окошко мы видели, как Сергий побежал в сторону игуменского корпуса.
- Так, братья, допиваем быстро. И если что, пили кипяток и ели шоколадку, которую мне в посылке прислали.
- Да, договорились.

- Алексей! – услышал я голос игумена за спиной. Обернулся.
Отец Василий стоял метрах в двадцати от меня и ждал, когда я подойду. Подошел, взял благословение.
- Ну что тебе мало того, что ты уже в жизни начудил? Ты что, хочешь на свою блевотину вернуться? – начал он вкрадчиво…
- Не понял, отче. Что случилось?
- А сам как думаешь?
- Если это Вам Сергий сказал? Да, родственники прислали посылку и вложили шоколадку. Вот я с братьями и поделился. Мы с кипятком ее и съели. Простите. Сергий наверное обиделся, что мы с ним не поделились…
- Как с кипятком?
- Ну, у Димы сделали кипяток и съели.
- А ну тогда ладно, это еще ничего…
- А Сергий Вам что сказал?
- Не важно.
На том и расстались.

Я не знаю, какой бес меня заставил отрицать факт распития кофе. Я действительно получил посылку с веревками для четок, а мне туда еще положили кофе с шоколадом. Почему я не признался сразу? Этого я понять не могу до сих пор…

Вечером брат Виталий подошел ко мне и сказал, что исповедал игумену то, что мы пили кофе. На мой вопрос, зачем он это сделал, последовал ответ: «совесть замучила».

Утром следующего дня был почти спектакль. Игумен после того, как все отзавтракали не позвонил в колокольчик, означающий конец завтрака, а начал говорить:
- Братья, может кто из вас недоедает здесь?
Молчание.
- Кому-то, может, не хватает еды?
Полная тишина.
- Кто вчера в молочке пил кофе?
Мы трое встали. Игумен обратился ко мне:
- А почему ты мне сказал, что вы пили кипяток?
- Простите, отче. Такова была наша договоренность. Сказать, что мы пили кипяток.

Отец изменился в лице. Видно было, что в душе его идут какие-то переживания.
- Ну, вот и сделаете по триста поклонов каждый, и два месяца без причастия…
- Благословите.

С одной стороны, может показаться, что история о чем-то мелочном. Но я был под огромным впечатлением от нее. Дело не в трехстах поклонах, это мелочи. И два месяца не такой большой срок. Просто было очень стыдно и обидно стоять посреди трапезной, попавшись на вранье из-за такой мелочи. И мне кажется, что после этого случая, я больше не врал игумену по пустякам.

И зачем я соврал, что мы пили кипяток? – написав этот пост сегодня, накатила на меня опять мысль, через пять лет после того случая.
Tags: вранье, игумен, кофе, молочка, монастырь, послушник, тайноядение, устав, шоколад
Subscribe
promo stpneuma may 6, 16:32 8
Buy for 10 tokens
Депрессия и уныние, переходящие иногда во внутреннюю агонию души. Абсолютная безнадега. Если кто бы меня спросил: "какие у тебя планы в жизни, чего хочешь достичь?", я бы скорее всего не дал бы ответа. Потому что его нет. Я не знаю, чего хочу от жизни. Совершенно понятно мне, что аз есмь источник…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments