alexey a.s. (stpneuma) wrote,
alexey a.s.
stpneuma

Поминание патриарха на службе

Спаси Господи всех милующих и питающих автора, даруй им здравие, благоденствие и многая лета!

Отец благочинный, иеромонах Пимен, не любил патриарха. Причем до того распространилась его нелюбовь, что он старался не поминать его при каждом удобном случае и возможности. И это не было благословением старца Наума. Мне лично неизвестно, чтобы старче кого-либо на это благословил. Это было бы совершенно неразумно исключительно для него самого. Тем самым он очень рисковал своим благополучием и прочими ништяками. Плюс к этому, отец Василий, игумен, поминал его как обычно, хотя возможно и сам не сильно симпатизировал святейшему. А уж если бы наместника Наум благословил бы не поминать патриарха, то он бы не поминал...

Началось мое смущение с того, что однажды регент, отец Лавр, в беседе на разные темы, когда мы пекли просфоры, мне сказал что отец Пимен его не поминает. Я стал пристально наблюдать за благочинным на клиросе. И действительно, как только наступала пора петь многолетие, он «Великого Господина и отца нашего» пел со всеми, потом делал вид, что закашлял, хватался за горло, святейшего пропускал и возобновлял пение уже на митрополите Вениамине.

Потом было еще хлеще. Благочинный служил литергию. На Великом входе он еле слышно, типа таинственно стал говорить: «Великого Господина и отца нашего (потом шло что-то очень невнятное и инопланетное), Святейшего патриарха…» - далее по тексту.

Неоднократно я подходил в нему и спрашивал, почему он так делает. Сначала он мне говорил: «не твое дело». Ну ладно. Господь видит наши намерения. И тут сложилось так, что мы пели с ним вдвоем. На многолетии, мы начали петь: «Великого господина и отца нашего…», отец Пимен схватился за горло и замолчал, и я также замолчал. Он мне гневными жестами показывает «пой». А я ему спокойно отвечаю тихонько вслух: «горло заболело, батюшка». И смотрю честными и невинными глазами. Мы начали петь заново, на «Кирилле» я затормозил и вынудил батюшку имя пропеть вместе со мною. После службы он подошел разбираться, почему я так себя веду. А я ему говорю: «вот вы, батюшка такой блюститель послушания и соблюдения иерархии. Вы начальник у меня, а у вас патриарх. Что же вы требуете соблюдение субординации, когда сами так открыто демонстрируете пренебрежение к святейшему. Пойдемте к игумену, я там ему то же самое скажу». Отец Пимен начал чуть ли не брызгать слюной: «Да ты просто не все про него знаешь… Да если бы ты все знал…».

- Ну так расскажите что я не знаю. Впрочем, это не важно. Пока его не лишили патриаршества он остается патриархом. Точно также, как бы я к вам лично не относился, но вы благочинный для меня. Но не ждите послушания, пока сами так относитесь к своему священноначалию…

Апофеозом нашего противостояния стала служба Владимирской Божией Матери. В конце Литургии, после заамвонной молитвы у нас, по традиции, читалась молитва Празднику, если таковая имелась. И вот, в тексте молитвы Богоматери есть слова: «Сохрани и спаси, Госпоже, Великаго Господина и Отца нашего (имя рек), Святейшаго Патриарха Московскаго и всея Руси…»

Отец Пимен произнес этот фрагмент так: «Сохрани и спаси, Госпоже… (пауза, он думал) всех святейших Патриархов…».

После службы я подошел к нему и спросил, почему он пропустил сугубое поминовение патриарха.
- Я не заметил, случайно получилось так.
- А я думаю, что вы обманываете. Зная ваше трепетное отношение к службе, вы не могли СЛУЧАЙНО пропустить поминовение святейшего. Вы это сделали сознательно.
- Нет, - повторил он и перешел в наступление, - Но вот мне непонятно, почему когда я попросил в субботу у тебя Минею, ты мне нагрубил.
- А вы каких-то почестей для себя ожидали? - это было великой дерзостью. Каюсь, отцу наместнику я бы побоялся так сказать.
- Так, все ясно, - нервно сказал он, и пошел в свой корпус.

А дело было так. В субботу была всенощная, и как-то так почему-то необходимо было сразу три тома Минеи. Выходит из алтаря отец Пимен и говорит «дайте Минею». Я вопросительно гляжу на него. Он начинает психовать: «дайте Минею». Я спрашиваю: «какую вам?». Он, уже трясясь: «Преподобному». Я: «ну так надо уточнять…», и протянул ему книгу. Это его сильно закусило, и он затаил злобу, но вспомнил и разбираться начал только при этом случае.

Вечером на исповеди я поведал все свои смущения отцу игумену. Что дерзил благочинному потому, что он сам себя провоцирует. Крайне сложно ориентироваться, если священноначалие так открыто пренебрегает уставом. Отец Василий сказал, что ничего такого он не знает, патриарха поминает как положено, а личное отношение к святейшему, это личное дело каждого. Я полностью согласился и спросил, почему же отец Пимен так демонстративно показывает свое личное отношение. Отец Василий молча накинул епитрахиль, прочитал молитву, перекрестил, благословил.

После вечерних правил, я гулял по монастырскому дворику.
- Алексей!, - услышал я голос благочинного.
Я повернулся и увидел идущего ко мне отца Пимена. Я пошел ему навстречу.
- Прости меня, я сказал не правду. Я умышленно не произнес имя патриарха.
- Я знаю.
- Просто мне неприятно осознавать, что я тебя обманул и сказал неправду.
- Это вам отец Василий сказал, чтобы вы извинились? Я сегодня свои смущения ему исповедал.
- Нет, я сам решил, что нехорошо врать.
- Ну, Спаси Господи, батюшка. И простите меня за дерзость и грубость.
- И ты меня прости.
Он благословил меня, и я пошел дальше.

На следующий день у меня были какие-то срочные послушания с утра, и я подошел на службу уже почти к концу. Даже не стал идти на клирос, оставалось несколько минут. Службу пели три-четыре брата. И вот началось многолетие: «Великого господина и отца нашего Кирилла, святейшего…» и т.д.

Громче всех, выговаривая каждую букву в имени святейшего, пел отец Пимен.
Tags: благочинный, исповедь, ложь, отказ, патриарх, устав, шмаковка
Subscribe
promo stpneuma october 14, 22:56 Leave a comment
Buy for 10 tokens
В честь праздника Покрова, с которым автор и поздравляет всех своих читателей, захотелось чего то светлого и чистого. Однажды, во время последствий очередного трэша в 2011 году, занес автора Господь в один монастырь Новосибирской епархии, Обитель была строящаяся, и практически еще не обжитая. Из…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments