alexey a.s. (stpneuma) wrote,
alexey a.s.
stpneuma

Сутки на раздумье

Как-то в Великий Пост отец наместник уехал в длительную командировку. И.о. наместника монастыря остался благочинный отец Пимен. Он постоянно рвался быть похожим на наместника, только силёнок не хватало, духу и жесткости. Плюс ко всему, игумен обладал высочайшим даром, если так можно сказать, рассудительности. Он интуитивно чувствовал, когда можно быть жестким, а когда пойти на разумный компромисс. То есть, к примеру, если брат был нужен и умел что-то хорошо делать, то он мог закрывать глаза на курение. Или прощал однократные тихие пьянки. У благочинного этот дар отсутствовал напрочь. И вот, когда наместника не было в монастыре, отец Пимен решил устроить борьбу с курением.

А в это время в монастыре подвизались два брата, два Андрея. Первый очень хорошо шил, про него уже писал я посты. Второй Андрей был весьма классный мастер по резьбе. Он изготовил такие красивые кресты на постриг, что когда игумен зашел к нему в мастерскую-келью и увидел их, воскликнул:
- Брат ты мой! Господи помилуй! Ты что же делаешь? У нас же не интронизация патриарха, а всего на всего постриг!

На том постриге у монахов были очень красивые вырезанные кресты.

В то время, о котором идет повествование, первый Андрей исполнял большой заказ на пошив подрясников, причем один их них предназначался для самого наместника. А второй изготавливал какую-то работу для иконостаса, подробности не помню, да это и не важно. Работа была у них в самом разгаре, но не закончена.

Еще стоит отметить, что оба брата слегка роптали от жизни монастырской, и у них в перспективе уже зарождался план уйти из монастыря. Но они решили доделать порученный заказ, а потом свалить. Типа, сделали что-то во Славу Божию и пора честь знать.
Зная о своей нужности и важности заказа, братья почти не скрываясь покуривали. Они тихонечко пыхтели в кочегарке, а игумен, подозревая это, туда и не заходил. Молчаливое такое соглашение. Отец Пимен, по видимому, тоже знал об этом. И решил он раз и навсегда пресечь такое безобразие. Пока игумена нет.

И вот как-то после завтрака отец благочинный говорит следующую речь:
- Братья, я знаю, что среди вас некоторые курят. Вы знаете, что по уставу нашего монастыря курение категорически запрещено. А вы курите. Некоторые из вас даже по поселку ходят, стреляют сигареты. Это до какой же степени можно дойти! Это же позор! Монастырские братья ходят и стреляют. Не буду называть имен, вы сами знаете, кто курит. Бросайте братья курить, иначе вы не можете оставаться в монастыре. Сутки на раздумье! Либо вы бросаете, либо уходите… - и оглядел всю братию победным взглядом.
Ах, как нехорошо, когда скажешь, а потом начинаешь думать о том, что сказал. Трудно сказать, на что расчитывал отец благочинный. Может быть он искренне считал, что курящие братья немедленно осознают глубину греха и сразу в течение одного дня бросят эту пагубную привычку. Не знаю...

Сразу же после завтрака два Андрея, не выжидая отведенного на раздумье срока подошли к благочинному и, склонив голову, говорят ему:
- Батюшка простите, мы не можем оставить эту пагубную привычку, поэтому благословите, завтра мы уезжаем… - и повторили – мы не сможем бросить курить.
Надо ли говорить, что это было абсолютным для них оправданием досрочно покинуть монастырь, не закончив порученные игуменом работы.

Тут отец Пимен и присел.
- Я вообще-то хотел что вы просто подумали, и попытались бросить курить…
- Нет, батюшка, вы сказали, что кто за сутки не бросит курить, того Вы благословляете из монастыря…
Они еще немного поговорили, но каждый остался при своем. На следующее утро, монастырский УАЗик ожидал братьев, чтобы довезти их до автостанции. Два Андрея грузили сумки вовнутрь машины. К ним подошел отец Пимен и сделал последнюю попытку:
- Останьтесь хотя бы до Пасхи…
- Батюшка, мы не бросим курить.
По виду благочинного было видно, что он внутри уже согласен смириться с их пагубной привычкой. Но, разумеется, промолчал. Дико даже представить, как благочинный благословляет:
- Ну хорошо, курите… Так и быть, - или что-то подобное.

Итак, братья, получив от благочинного по тысяче рублей, сели в УАЗик и направились в сторону автостанции. За рулем был завгар Сергий.

Подрясники остались недошитыми, элементы иконостаса недоделанные.

Отец Василий, вернувшись, узнал при каких обстоятельствах ушли братья, тяжело вздохнул, бросил тяжелый взгляд на благочинного. Но ничего не сказал.

В тот день, когда уехали братья. Вечером.
- Алло, отец Пимен, тут ко мне два брата пришли, говорят от вас. Просятся потрудиться во Славу Божию.
Благочинному звонил батюшка, который в Приморье содержал ферму, и там также трудились братья. Что-то типа монастыря, только при храме.
- Нет, их принимать нельзя! – резко ответил благочинный.
- Он не благословил вас, - сказал отец Владимир братьям Андреям, закончив разговор, - а отец Василий благочинный округа, отец Пимен его замещает, я против благочинного пойти не могу. Простите, братья, не могу вас принять. Простите.
Tags: Курение, благочинный, монастырь, подрясник, работа, раздумье, сутки, условие, уход
Subscribe
promo stpneuma november 28, 09:25 5
Buy for 10 tokens
- А представляешь, жену такую иметь... - философски протянул я рядом стоящему Жене. - Ты тогда пить бросишь сразу и навсегда! И вся твоя жизнь пойдет по уставу, - сквозь слезы смеха парировал Евгений. - Зато с ней на улицу выйти не страшно. Будешь как за каменной стеной... ... Бык отцепился и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments